подписаться на rss
мы на facebook
МИД Российской Федерации

Темы

Программы

Регионы

Погода

Яндекс.Погода

От Аскольда и до Киевской купели. О христианстве на Руси до её Крещения

25.07.2013

1025 лет назад, летом 988 (6496) года Великий князь Владимир Святославич, принявший в Херсонесе Таврическом Православие с именем Василий, крестил в реке Почайне своих детей, бояр и дружинников, а затем, уже в Днепре,- и остальных киевлян.

Годовщины Крещения Руси всегда отмечаются 28 июля по н.ст, в день памяти (преставления) святого равноапостольного князя Владимира (960?-1015; годы правления – 980-1015), хотя основное действо с участием множества народа скорей всего состоялось в другой день - предположительно 15 (28 по н.ст.) августа, в праздник Успения Пресвятой Богородицы. Судьбоносное событие происходило на Подоле – там, где Почайна впадала в Славутич. Сам же процесс воцерковления обширной Древнерусской державы растянулся на долгие годы, если не на десятилетия. Причём далеко не везде он проходил тихо-мирно. Надёжно задокументированы восстания приверженцев прежней веры в Новгороде, Муроме и других городах.

ПЕРВЫЕ ХРИСТИАНЕ НА РУСИ

Как известно, до князя Владимира были как минимум две серьёзные попытки укоренить христианство на Руси. Просветительская миссия апостола Андрея не в счёт – в 50-е годы I века н.э. земли Приднепровья и Приильменья ещё не являлись русскими в точном смысле данного слова. Первая такая попытка сделана летом 860 года князьями Аскольдом и Диром после их похода на Константинополь. Во всяком случае, патриарх Фотий, подробно описавший нападение их флота на столицу Ромейской (Византийской) империи, утверждает, что «т.н. руссы» отказались от замысла ограбить Царьград – «дерзости, которую они имели незадолго перед тем». Наоборот, после того, как возложенная на воды столичной бухты Золотой Рог риза Пресвятой Богородицы подняла сильнейшую бурю, разметавшую корабли северных варваров, «русские переменили нечестивое языческое суеверие на чистую и непорочную христианскую веру; и настолько разгорелась в них ревность к вере, что приняли епископа и пастыря и исполняют христианские обычаи с великим усердием» (цит. по: Павел Тулаев. «Православный Херсонес». «Журнал Московской Патриархии», № 3, 1994, с.23).

Как ни странно, неизменно скрупулёзный и точный Фотий на сей раз почему-то не называет имён епископа и священника, коих охотно приняли руссы. Известно, впрочем, что именно патриарх Фотий и тогдашний базилевс (император) Михаил III в рамках т.н. «хазарской миссии» отправили осенью всё того же 860 года в Херсонес Таврический Мефодия и его младшего брата Константина Философа (в будущем Кирилла), причём к тому моменту Мефодий уже принял сан иерея. Не исключено также, что византийцы могли принять незнаемых ими дотоле руссов за обитателей обширного Хазарского каганата, простиравшегося в те времена от Каспия до Северного Причерноморья. К тому же чисто хазарским титулом «каган» (император) руссы величали своих государей даже через сто с лишним лет после гибели Аскольда и Дира (см., к примеру, «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона: «Похвалим же по силе нашей… великого кагана земли нашей Владимира». Цит. по: сб. «От Корсуня до Калки». М., «Молодая гвардия», 1990, с.484).

По прибытии в Херсонес, крупнейший центр христианства с его десятками православных храмов, Константин Философ (Кирилл) «нашёл там Евангелие и Псалтирь, написанные русскими буквами, и человека нашёл, говорящего на этом языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи, и, сравнив её со своим языком, начал читать и излагать их (русские буквы и письмена – С.Г.), и многие удивились ему, славя Бога». По мнению доктора исторических наук Олега Рапова, составителя предисловия к сборнику «От Корсуня до Калки», существовавшие к середине IX века христианские богослужебные книги, написанные по-русски, предназначались для купцов (там же, с.11).

Почему именно для них? «Уже в первой половине IX века на Руси появились первые христиане. Ими были купцы, торговавшие как с Византией, так и с арабскими странами. Торговцы-христиане легко устанавливали необходимые связи со своими византийскими партнёрами. В мусульманских государствах к ним относились лучше, чем к язычникам. Поэтому принятие христианства частью русского купечества удивления не вызывает», - объясняет учёный (там же, с.11).

Итак, приняв епископа и выслушав речь проповедника, русские князья собрали старейшин и стали держать совет. Дескать, «не враги мы самим себе и так повелеваем, что с этого дня понемногу, кто может, пусть крестится по своей воле, если пожелает, а тот из вас, кто на Запад кланяется, или еврейские молитвы читает, или держится сарацинской веры, скоро смерть от нас примет». Базилевсу же послали письмо с такими словами: «Познали мы, что вера истинная есть, и повелели, чтобы тот, кто хочет, крестился, надеясь, что и мы к тому же придём. Все мы – друзья и приятели твоего царства и готовы идти на службу твою, куда захочешь» («Православный Херсонес», с.24). Отсюда вопрос: кто и на каком языке записал сие послание? Не солунские ли братья перевели его с русско-славянского на греческий язык? Не они ли доставили его патриарху Фотию и базилевсу Михаилу III? Ведь из «Жития свв Кирилла и Мефодия» явствует, что в ходе диспута о выборе веры якобы «тюрко-хазарские» каганы всячески подчёркивали свою «некнижность». Мыслимо ли такое для правителей, воспитанных раввинами?..

Как бы там ни было, вместе с Аскольдом, Диром, «болярами» и старейшинами крестились порядка 200 человек. В Таинстве Крещения Аскольд был наречён Николаем – в честь архиепископа Мир Ликийских Чудотворца. Ему же позднее был поставлен храм на Аскольдовой могиле в Киеве. О христианском имени Дира сведений нет. Но почти несомненно одно: первых киевских князей в веру Христову обратили Мефодий и Константин Философ (Кирилл).

Косвенно об этом свидетельствует и т.н. «Речь Философа» в финальном эпизоде сюжета о выборе князем Владимиром новой веры для своих подданных. Кто такой этот Философ, авторы «Повести временных лет» не уточняют. И поскольку в данном фрагменте присутствуют лингвистические особенности, характерные для великоморавского и древнеболгарского (солунского) диалектов славянского языка, ряд учёных считают сам сюжет о выборе вер – по крайней мере, в какой-то его части - позднейшей конъюнктурной вставкой в «ПВЛ», взятой из не сохранившихся письменных источников о процедуре выбора веры Аскольдом и Диром.

Кроме того, из византийских хроник и других документов известно, что в 866 году массово крестились руссы, жившие около Северного Тавра, т.е. Крымского полуострова, а между 874 и 877 годами – киевские руссы. Однако в окрестностях Киева христианство взяло верх над язычеством лишь на 5 лет: в 882 году новгородский князь-язычник Олег (?-912) захватил стольный град Южной Руси, и позиции прежней веры были там восстановлены.

В годы правления Вещего Олега (879-912) христиане – те же купцы, например – продолжали жить в его владениях, но существенной роли в жизни государства они уже не играли. Их влияние вновь возрастает в правление Игоря (912-945) – первого из собственно Рюриковичей на Киевском великокняжеском «столе». Судя по ряду косвенных признаков, при нём число христиан на Руси возрастает, причём иные из них начинают занимать видные военно-административные посты. Недаром при заключении в 944 году мирного договора Руси с Византией руссы-христиане выступают как равные руссам-язычникам (Из «Повести временных лет»: «А кто из русской стороны замыслит разрушить эту любовь, то пусть те, кто принял крещение, получат возмездие от Бога Вседержителя». Цит. по: сб. «Златоструй. Древняя Русь X-XIII веков». М, «Молодая гвардия», 1990, с.52).

Более того, при Игоре в «матери градомъ русьскымъ» появляется целый ряд христианских церквей, и главная из них – деревянный Ильинский собор, в котором служил епископ (!-С.Г.) Киевский (о его имени и национальности сведений нет).

ПОИСК ИСТИНЫ КНЯГИНЕЙ ОЛЬГОЙ

По смерти Игоря его вдова княгиня Ольга (888?-969) в 955 (959?) году едет в Царьград, где и принимает крещение при дворе базилевса Константина VII Порфирогенита (Багрянородного; по другой версии – при дворе его сына Романа I Лакапина). Едет, разумеется, не просто так, не наобум, а всё предварительно просчитав и тщательно подготовив.

Вот как об этом повествует известный до революции духовный писатель Евгений Поселянин: «Усмирив древлян и новгородцев и вернувшись в Киев, Ольга спокойно правила Русью до совершеннолетия сына Святослава. Но её великая душа была из тех, которые не могут удовлетвориться одним внешним успехом. Неутомимая жажда духовная, стремление познать Начало начал, поклониться воплощённой Правде жгли душу Ольги. Она видела христиан, уже тогда появившихся в Киеве, и могла сравнить их жизнь с язычеством. Она беседовала с христианскими учителями, и сознание истины стало входить в её сердце. Не желая волновать народ принятием новой веры в Киеве и, с другой стороны, желая увидеть Православие в самом средоточии его, в Константинополе, она предприняла путешествие в Царьград. Прибыв на кораблях в тогдашнюю столицу мира, она была принята с почестями, подобающими её званию. Сперва посетила она патриарха, которому открыла свою душу, и поднесла ему золотое блюдо с изображением Спасителя на драгоценном камне» (цит. по: «Православный календарь для семейного чтения на каждый день. 2005». СПб, «Сатисъ», 2004, сс. 230-231).

Крестил Ольгу, предварительно наставив её в вере, сам патриарх Полиевкт, «славный святостью жизни и образованностью». Характерно и промыслительно, что в Таинстве Крещения Ольга приняла имя Елена – то самое имя, которое носила равноапостольная царица Елена, мать равноапостольного базилевса Константина Великого. При этом Полиевкт произнёс такие слова: «Благословенна ты между женами, что приняла Свет и отвергла мрак. Прославлять тебя будут сыны русские до последнего рода».

С собою в Киев Ольга-Елена привезла греческих иереев, воздвигла здесь деревянный храм Софии, Премудрости Божией, и украсила его иконами, подаренными патриархом. Титул же равноапостольной Ольга получила от Русской Церкви потому, что, путешествуя по городам и весям своей обширной державы, всюду проповедовала Евангелие, и многие её подданные приняли крещение. Более того, Ольга уничтожила ряд языческих капищ, находившихся в её личных владениях. Некоторые язычники из окружения её сына, несмотря на едва скрываемое недовольство Святослава (942-972), тоже приняли новую веру.

Тем не менее привить её наследнику престола Ольга так и не смогла. «Жила же Ольга с сыном своим Святославом, и учила его мать креститься, но он пренебрёг этим и не принимал в уши. Но если кто собирался креститься, то не запрещал, но насмехался над ним… Ольга часто говорила: «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь. Если и ты познаешь – будешь радоваться». Он же не внимал этому, отговариваясь: «Как мне одному принять новую веру, а дружина моя станет над этим смеяться?». Она же сказала: «Если ты крестишься, то и все сделают то же». Он же не послушался матери, следуя обычаям языческим, не ведая, что кто матери не послушает – в беду попадёт» («ПВЛ». «Златоструй», сс. 55-56).

Согласно «Повести…», через три дня после того, как Святослав объявил Ольге о своём намерении идти в поход на Дунай, она умерла. Но перед смертью Великая княгиня запретила творить по ней тризну, так как имела при себе священника, который отпел и похоронил её по христианскому обряду.

Летописец называет Ольгу «блаженной» - несмотря даже на той, что в той же «Повести…» детально описана её давняя жуткая расправа над древлянами. «Была она предвоздвестницей христианской земле, как денница перед солнцем и как заря перед светом. Она сияла, как луна в ночи, так и она светилась среди язычников, как бисер в грязи, запачканы были люди грехами, не омыты святым крещением. Сия же омылась святой купелью, и сбросила греховные одежды первого человека Адама, и облеклась в нового Адама, то бишь во Христа. Мы же взываем к ней: «Радуйся, русское познание Бога, начало нашего с ним примирения». Она первая из русских вошла в Царствие Небесное, её и восхваляют сыны русские как зачинательницу, ибо и по смерти молится она Богу за Русь. Ибо души праведных не умирают» (там же, с.56).

ВТОРАЯ ВОЛНА ГОНЕНИЯ НА РУССОВ-ХРИСТИАН

По смерти Ольги христианам на Руси вновь пришлось туго: иные из вельмож Святослава, возглавлявшего «языческую партию», «прияша смерть» за свою приверженность «греческому закону». Массовые казни христиан произошли в 70-е годы Х века во время русско-византийской войны. После одного из сражений с ромеями, закончившегося поражением русских войск, воеводы-язычники обвинили своих ратников-христиан в том, что-де последние «прогневили древних богов», посему-де руссы понесли тяжёлые потери. Святослав так рассвирепел, отмечает летописец, что даже брата своего Глеба не пощадил. Другие воины-христиане тоже подверглись пыткам и казням. Более того, Святослав послал с театра военных действий на Дунае карательный отряд в Киев с приказом разорить и сжечь там все христианские храмы. «Археологические раскопки показали, что этот приказ был выполнен», - констатирует историк О.М.Рапов («От Корсуня…», с.12).

По заключении невыгодного для Руси Доростолского договора (971 г.) Святослав отправился домой с намерением «вся христианы погубити», но весной 972 года сам погиб в бою с печенегами у Днепровских порогов.

В отличие от отца, его старший сын Ярополк (961-980) настолько «любяше христианы», что «даде» им «волю великую». Узнав об этом, и византийцы, и Ватикан шлют своих легатов в Киев, пытаясь склонить русскую знать к принятию религии Триипостасного Бога. Однако тут взялась за мечи «национальная русская партия». Использовав усобицу Ярополка с его младшим братом Олегом как повод, против законного правителя всея Руси выступил его сводный младший брат Владимир, управитель Новгородской земли. Из-за предательства воеводы Блуда и бояр войско Ярополка перешло на сторону Владимира, и 11 июня 978 года побочный сын Святослава Игоревича овладел Киевом.

О том, какое гнусное неподобство внебрачный отпрыск Святослава и рабыни-ключницы Малуши сотворил после жестокой расправы с братом, как ни странно, вполне откровенно повествует «Повесть временных лет»: «Владимир же взял на ложе жену брата своего – гречанку. И была она беременна, и родился от неё Святополк. От греховного же корня зол плод бывает. Во-первых, была его мать монахиней, во-вторых, Владимир жил с ней не в браке, а как прелюбодей. Потому и не любил Святополка отец его, что был он от двух отцов: от Ярополка и от Владимира» («Златоструй», с.57). «Позднейший конфликт Святополка с сыновьями Владимира являлся лишь продолжением отношений, складывавшихся ещё при жизни узурпатора киевского стола», - отмечает в связи с этим доктор исторических наук А.Г.Кузьмин (там же).

Чуть далее хронист сообщает столь же пикантные детали: «И был Владимир побеждён плотским вожделением, и были у него жёны: Рогнеда, которую посадил на Лыбеди, где ныне стоит сельцо Предславино; от неё он имел четырёх сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей; от гречанки имел он Святополка; от чехини Вышеслава, а ещё от одной – Святослава и Мстислава, а от болгарки Бориса и Глеба; а наложниц у него было 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове в сельце». К слову, упомянутая выше Рогнеда – это та самая родовитая княжна Полоцкая, которая поначалу наотрез отказалась было стать супругой байстрюка Владимира, за что тот своими руками убил её отца князя Рогволода, после чего взял Рогнеду грубой силой.

Но и это ещё не всё. «Был он ненасытен в блуде, приводя замужних женщин и растляя девиц» (там же). Говоря современным языком, это был бандит-беспредельщик, которого, ко всему прочему, практически невозможно было покарать. Остаётся лишь представить себе чувства оскорблённых им мужей и отцов.

Не брезговал Великий князь и лицезрением человеческих жертвоприношений. «В лето 6491 (983). Пошёл Владимир против ятвягов, и победил ятвягов, и взял землю их. И пошёл к Киеву, принося жертвы кумирам с людьми своими. И сказали старцы и бояре: «Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падёт он, того и принесём в жертву богам». Был тогда один варяг, а двор его стоял там, где теперь церковь Пресвятой Богородицы (Десятинная – С.Г.)… Пришёл тот варяг из Греческой земли и исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом и душой. На него и пал жребий по зависти диавола. Ибо не терпел его диавол; имеющий власть над всеми, а этот был ему как терн в сердце, и пытался сгубить его окаянный, и натравил людей. И посланные к нему, придя, сказали: «На сына твоего пал жребий, избрали его себе боги, дабы мы принесли жертву богам». И сказал варяг: «Это не боги, а дерево. Сегодня есть, а завтра сгниёт. Не едят они, не пьют, не говорят, а сделаны человеческими руками из дерева. Бог же один. Ему служат греки и поклоняются. Сотворил Он небо и землю, и звёзды, и луну, и солнце, и человека, и предназначил его жить на земле. А что сделали эти боги? Не дам сына своего бесам». Посланные ушли и поведали обо всём людям. Они же схватили оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: «Отдай сына, да отдадим его богам». Он же ответил: «Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вам какая нужда?». И кликнули, и подсекли под ними сени, и так их убили. И не ведает никто, где их положили, ибо были люди тогда невежды и язычники».

Это те самые мученики Феодор Варяг и его сын Иоанн (+983), чью память Русская Церковь чествует 25 (12 по ст.ст.) июля. Существует мнение, что рака с нетленными мощами младенца Иоанна, которая ныне покоится в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры рядом с ракой преподобного Илии Муромца, хранит святые останки того самого невинно убиенного отрока, на которого пал жребий старцев и бояр.

Тем не менее, утверждают учёные, «Владимира любили и уважали на Руси. Его личная судьба вызывала у людей интерес и восхищение» («От Корсуня…», с.13). Надо полагать, склонность князя к половому терроризму и кровопусканиям не воспринималась среди древних руссов как нечто принципиально недопустимое, выходящее из ряда вон. Зато нравилось, что сын бесправной рабыни, которую недолюбливала сама княгиня Ольга, в начале своей карьеры сумел стать властителем обширной и богатой Новгородской волости, а затем, вопреки всем правилам, и Великим князем.

Его возвышение поражало воображение подданных. Создавая новое капище после надругательства над беременной вдовой Ярополка, убийца её мужа как бы намекал: своими успехами он, Владимир, обязан благоволением к нему языческих богов. «И стал Владимир один княжить в Киеве, и поставил кумиры за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Даждьбога, Стрибога, Семаргла и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, принося в жертву бесам, и осквернили землю своими жертвоприношениями. И осквернилася кровью Русская земля и холм тот» («ПВЛ». «Златоструй», с.57).

В дальнейшем Владимир приобрёл славу и популярность полководца. Разгромив поляков, он присоединил к своим владениям дулебские города Перемышль, Червень и др., захватил земли ятвягов в Восточной Прибалтике, нанёс ряд поражений вятичам и радимичам, не желавшим платить Киеву дань, завоевал богатый земледельческий край к северу от реки Клязьмы. Удачными были и его походы против дунайских болгар, сербов и хазар.

СУЩНОСТЬ ЯЗЫЧЕСТВА

Казалось бы, к пику своей мужской зрелости, к 28 годам, Владимир имел всё, о чём можно было бы лишь мечтать: территориально самую большую державу Европы, несметные богатства, славу несокрушимого полководца. Одно только не давало покоя: как управлять этой разноплеменной, разноязыкой гигантской империей, какими общими для всех духовными скрепами её скрепить?

Как вскоре выяснилось, язычество для этого не годилось. И не только потому, что родовые культы различных славянских и финских племён, подчинённых Киеву, существенно разнились и даже конфликтовали между собой. Отличались и предпочтения различных слоёв раннефеодального русского общества: если Род и Рожаницы (покровители земледельцев), равно как и Сварожич (покровитель ремесла) «верхам» не казались столь уж и важными божествами, то для «низов», наоборот, второстепенным и даже всё более чужим становился воинственный Перун.

С другой стороны, согласно языческим поверьям, после смерти физического тела душа человека переносится в потусторонний мир, где и продолжает привычное существование. Поэтому для загробной жизни умершего следует снабдить абсолютно всем необходимым. Отсюда непреложное правило: на костёр, на котором сжигали покойника, вместе с множеством принадлежавших ему вещей возлагали трупы его умерщвлённых слуг, жены, наложниц и домашних животных. На средства почившего справлялись и многодневные тризны-поминки.

Таким образом, на похоронах уничтожалась наиболее ценная часть имущества покойного. В масштабах огромной страны это приводило к колоссальным потерям. В целом же данная традиция сдерживала процесс накопления богатств, приводила к напрасному уничтожению материальных ценностей, а также множества людей, которые вполне могли бы ещё жить долго и счастливо. Она равняла богатых с бедными, так как сыновьям покойного приходилось заново накапливать своё имущество. Крайне отрицательно она отражалась и на развитии ремёсел: многие прекрасные произведения рук человеческих сгорали на погребальных кострах и в дальнейшем не могли уже служить образцами для подражания.

Но коль скоро религия «Яви, Нави и Прави» требовала от славянина накопления богатств для обеспечения безбедной жизни на том свете, коль скоро волхвы уверяли, будто нищих и рабов в инобытии тоже ждёт жалкая участь, то такая религия вскармливала массы непокорных людей, ставящих во главу угла личную свободу. Потенциальных бунтарей. Князьям же и боярам нужны были зависимые от них земледельцы и ремесленники, готовые безропотно отдавать правящему слою свои товарные «излишки». Иначе говоря, жрецы de fakto толкали народ на сопротивление законным гражданским властям. При Владимире это наглядно проявилось в восстаниях радимичей и вятичей.

Кроме того, волхвы бесцеремонно вмешивались в сферу управления государством, так как без их одобрения не могло быть проведено ни одно мало-мальски значимое мероприятие «в центре и на местах». Они вправе были принести в жертву идолам любого человека, не испрашивая на то согласия князя. Например, в ночь на Ивана Купала принято было топить невинных девственниц – по жребию. Иногда жребий падал и на боярских дочерей. Такое положение дел не раз приводило к острым конфликтам между жрецами и правящим классом.

Наконец, язычество сильно вредило внешней торговле и внешней политике Руси. Как справедливо отмечает О.М.Рапов, «правители христианских государств (а ко второй половине Х века большинство стран Европы было уже христианизировано) не желали, да и не могли вступать в родственные отношения с русскими князьями-язычниками в силу своих религиозных убеждений. А ведь династические браки способствовали заключению прочных военных союзов, торговых договоров, развитию культурных контактов между странами. В Византии товары, привозимые купцами-язычниками, часто объявлялись «нечистыми», поэтому население их не покупало. Языческие жрецы не одобряли установления контактов с иностранцами-иноверцами. В некоторые области Руси иноземцев вообще не пускали. Иногда волхвы приносили в жертву иноземцев-христиан. Иностранные знатоки ремёсел, которые не были развиты на Руси, не решались приезжать в Киевскую державу» («От Корсуня…», с.10).

Суммируя сказанное выше, делаем вывод: уже при Владимире – даже вопреки, быть может, его личным привычкам, взглядам на устройство мира и симпатиям – язычество на Руси было обречено самим ходом всемирной истории. Вопрос заключался не в том, что предпочесть – политеизм или монотеизм, а в том, какую из форм единобожия – Ислам, Католичество, Иудаизм или Православие.

ВЕЛИКАЯ НЕСЛУЧАЙНОСТЬ

Промыслительно судилось так, что выбор пал на религию с неискажёнными Символом веры, догматами и канонами. Тут как нельзя кстати сошлось всё: и светлая память князя Владимира о его бабке княгине Ольге; и наличие на Руси немалого числа христиан - потомков беженцев из Великой Моравии, разгромленной в 906-907 годах венграми (видимо, благодаря их негативному мнению о порядках в Римской Церкви папским посланцам был дан от ворот поворот); и поистине роковое стечение обстоятельств в Ромейской империи, вынудившее братьев-соправителей Василия II и Константина VIII обратиться за срочной военной помощью именно в Киев (больше некуда было!); и незамужество принцессы Анны (963-1011); и многое, многое другое – вплоть до сильного попутного ветра, благодаря которому корабль с принцессой на борту всего за одну ночь благополучно пересёк Понт Евкстинский (Чёрное море) и наутро прибыл в горящий Херсонес, накануне взятый войсками руссов.

О мироспасительном значении Крещения Руси лучше всех, по-моему, сказал знаменитый мистик и духовидец Даниил Андреев, несмотря на то что Православная Церковь относится к нему и его трудам более чем прохладно: «Сознанию российского сверхнарода христианский миф с самого начала сообщил предчувствие именно всемирной миссии – не миссии всемирного державного владычества, но миссии некоторой высшей правды, которую он должен возвестить и утвердить на земле во благо всем. Это обнаруживается в тоне киевских и московских летописей и в наивной, но бесспорной идеологии былин, осмыслявших своих богатырей как носителей и борцов за высшую духовную правду, светящую для всякого, кто готов себя ей открыть. Далее, самосознание это творит образы идеальной Святой Руси: не великой, не могучей, не прекрасной, а именно святой; наконец, в идее Третьего рима чувство это кристаллизуется уже совершенно явственно» («Роза Мира». М., Товарищество «Клышников-Комаров и К*», 1992, с.137).

Размышляя – историософски – о предназначении Русской цивилизации, Русского Мира, рождённого в Киевской купели, Даниил Андреев продолжает: «XVII век вообще задал исторической мысли немало загадок, и одна из самых глубоких заключается в следующем: почему и ради чего, какими именно социально-экономическими причинами понуждаемый, русский народ, и без того донельзя разреженный на громадной, необжитой ещё Восточно-Европейской равнине, в какие-нибудь сто лет усилиями отнюдь не государства, а исключительно частных людей, залил пространство, в три раза превышающее территорию его родины, пространство суровое, холодное, неуютное, почти необитаемое, богатое только пушниной да рыбой, а в следующем столетии перешагнул через Берингово море и дотянулся до Калифорнии?.. Можно догадываться, что это имело отношение ко всемирно-историческому назначению России и что эти пространственные резервы должны послужить ареной для тех творческих деяний сверхнарода, свидетелем которых явится XXI или XXII век» (там же, сс.151-152).

* * *

Судя по анонсам, нынешние торжества своим масштабом и пафосом затмят 1000-летний юбилей, отмечавшийся в «перестроечном» СССР, ещё не стряхнувшем с себя тягомотную доктрину воинствующего атеизма. Несмотря на кажущуюся внешнюю благодать, на показную «симфонию» церковных и светских властей, верующие чувствуют и понимают, что сейчас обстановка на Украине куда сложнее и тревожней, нежели четверть века назад, что это затишье перед бурей. Ибо 25 лет назад, несмотря на всю убогость тогдашнего нашего быта, у многих из нас была надежда на лучшее завтра, на скорое возрождение Святой Руси. Сейчас таких надежд, увы, заметно поубавилось. Мы видим, как ведёт себя внутри страны и на постсоветском пространстве обманувшая нас власть, что происходит в канонической УПЦ и вокруг неё, каковы архиереи и священники, идущие на смену «старой гвардии», за кого на выборах голосует якобы православный город-герой Киев.

Верно, впрочем, и то, что Господь поругаем не бывает. Ещё в феврале 1917 года Оптинский старец Анатолий (Потапов) предрёк: «Будет шторм. И русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках, и на обломках люди спасаются. Не все погибнут. Явлено будет великое чудо Божие… И все щепки и обломки волею Божию и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдёт своим путём, Богом предназначенным» (цит. по: Н.А.Мельников. «Русский Крест». М., Издательский дом Максима Светланова, 2003, с.64).

А вот что писал знаменитый в своё время церковный мыслитель и публицист Антон Карташев: «Каменный дом строится из камня, деревянный – из дерева. Христианское государство можно построить только из христиан». Глядя окрест (да и в зеркало тоже), можем ли мы сегодня сказать, что у нас есть из кого строить Святую Русь?..

Сергей Григорьев

Русские на Украине

Добавить комментарий (премодерация *)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

* Сообщение будет опубликовано после прочтения модератором!

Новости

30.12.2019
Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с обменом удерживаемых лиц между Киевом и Донбассом
27.12.2019
В РЦНК в Киеве состоялся новогодний концерт "Когда год уходящий стоит у порога"
27.12.2019
США выступили с осуждением запуска железнодорожного сообщения по Крымскому мосту
26.12.2019
«У богатых свои причуды» – Никонов прокомментировал запрет Украины на импорт электроэнергии из России
25.12.2019
В Раде сообщили об экстренном заседании кабмина по газовым переговорам
24.12.2019
"Нафтогаз" считает, что РФ может отказаться от транзита газа после отзыва исков Украиной
23.12.2019
Медведев обозначил условие снятия санкций с Украины
22.12.2019
Миллер раскрыл детали соглашения между "Газпромом" и "Нафтогазом"
20.12.2019
По словам замминистра возможна «операция по принуждению к миру»
19.12.2019
Почти 7 тысяч человек из 131 страны участвуют в международной олимпиаде по русскому языку
19.12.2019
"Поговорим о себе?" - литературный спектакль по рассказам Михаила Зощенко в РЦНК в Киеве
15.12.2019
Пресс-конференция по итогам деятельности состоится в Доме-музее Марины Цветаевой
14.12.2019
Журналистку НТВ не впустили на Украину из-за посещения Крыма
13.12.2019
Хор русской песни "Сударушка" выступил с концертом "Малиновый звон" в РЦНК в Киеве
12.12.2019
Депутаты устроили драку в Верховной Раде, требуя отозвать законопроект о рынке земли

Соцсети

Подписка на новости

Архив материалов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Наши партнеры

Институт Русского зарубежьяПортал для российских соотечественников Русский векВсемирный координационный совет российских соотечественниковИнфоРосМосковский дом соотечественника
© «Русские на Украине», 2008-2009

Использование материалов приветствуется.
При использовании материалов ссылка на http://rus-ua.info обязательна.
За содержание рекламы редакция ответственности не несет. Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.

Адрес редакции: russian.concord@gmail.com

Rambler's Top100

© Создание сайта - Инфорос, Институт Русского зарубежья, 2008-2018